Можно ли спасти государственное телевидение?

Министры Эрдан и Лапид торжественно сообщили о том, что будут проведены масштабные реформы в государственном Управлении телерадиовещания.

Граждане, которые выплачивают немалые деньги поставщикам телекоммуникационных услуг, были рады узнать, что их наконец избавят от оплаты пресловутого телевизионного налога, который представляет собой ничтожную сумму по сравнению с тем количеством денег, которые мы отдаем кабельным и спутниковым компаниям.

Реформа якобы предназначена для того, чтобы вырвать Гостелерадио из цепких лап политической власти. За всем этим шумом забываются главные вопросы: что на самом деле произошло с общественным вещанием; как это случилось; действительно ли существует связь между структурными (и даже финансовыми) проблемами и тем статусом общественного вещания?

Нет необходимости в глубоком анализе, чтобы ответить на простые вопросы: все это произошло не с тем, что называют дурацким бюрократическим термином «общественное вещание», а с тем, что фактически является государственным телевидением. Свой сверхстатус гостелевидение потеряло в 90-е годы – стремительно и болезненно. И с тех пор не в состоянии оправиться от этого потрясения.

Коммерческие каналы с легкостью одержали победу над государственным телевидением. Речь идет не только и не столько о рейтинге. Речь в первую очередь – о содержании. С тех пор государственное телевидение не сумело создать достойные сатирические программы, художественные сериалы, документальные фильмы – без которых нельзя обойтись.

Это верно: коммерческое телевидение наводнило эфир реалити-шоу (кстати, далеко не все они так уж плохи), но наряду с этим оно дало нам качественные программы – в огромном количестве. Этого почти не произошло с общественным телевидением. Почему? Не было денег? Были. Только шли они не на то, что нужно. Не было талантливых людей? Были.  Но они предпочли большие зарплаты, престижные программы на других каналах. Кто-то мешал руководству Гостелевидения? Возможно. Но оно почему-то не особенно сопротивлялось, не боролось за рейтинг и контент.

Все рассуждают о нынешнем кошмарном руководстве Гостелерадио. Решение полностью отделить телевидение от политики – верное. Но я убежден, что это лишь малая часть всех проблем. В качестве доказательства своего тезиса могу привести пример радио. Станция «Решет-Бет» – популярна и самостоятельна, она не подчиняется властным распоряжениям.  Зарплаты на радио более, чем скромные. Там нужны экономические изменения, но не перемены, связанные с содержанием программ.

В итоге все упирается в телевидение. Учебное телевидение агонизирует многие годы.  Первый госканал не сумел найти себя в мире многоканального телевидения, определить свое особое лицо. Первый канал не сумел наладить производство действительно качественного телевидения. Он продолжил работать по устаревшим схемам. В него вливались огромные суммы, но результаты его работы были плачевными. На Первом канале следует произвести революционные изменения – в сфере контента, в том, что касается имиджа. Это все еще возможно.

Автор: Рубик Розенталь, «Маарив», 09.03.2014

Перевод: «Курсор«

 

 
Статья прочитана 179 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il