Должен ли Израиль опасаться ядерного Ирана — эксперты дают ответ

В Варшаве состоялось заседание Наблюдательного совета Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. В мероприятии международной неправительственной организации приняли участие эксперты в сфере ядерной безопасности: профессор Стэнфордского университета, экс-министр обороны США Уильям Перри, ректор Австралийского национального университета, экс-министр иностранных дел Австралии Гарет Эванс, академик РАН Николай Лавёров, главный научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Дворкин и другие известные специалисты.

Учёные проанализировали текущую ситуацию в сфере ограничения и сокращения ядерных вооружений, нераспространения ядерного оружия и состояние ядерной толерантности. Ключевой в повестке дня стала тема иранского ядерного досье и достигнутое в конце ноября в Женеве соглашение между Ираном и странами-участницами «шестерки» посредников по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы.

«На фоне полного игнорирования Ираном пяти резолюций Совета безопасности ООН, начиная с 2006 года, четыре из которых были с санкциями косметического порядка, требующими прекратить обогащение урана, достигнутое соглашение можно оценить как прорыв», — заявил Вячеслав Кантор в своём вступительном обращении к участникам заседания.

При этом Вячеслав Кантор отметил, что подписание соглашения стало возможным главным образом из-за жёстких травмирующих торговых и финансово-экономических санкций, наложенных на Иран без согласия Совета безопасности ООН странами ЕС и США, которые крайне негативно повлияли на социально-экономическую обстановку в исламской республике.

В соответствии с текстом женевского соглашения Тегеран на добровольной основе должен остановить сооружение тяжеловодного реактора в Араке, не будет устанавливать новые центрифуги любого типа на предприятиях по обогащению урана, вводить в строй центрифуги следующего поколения, а также не введёт в строй примерно половину центрифуг, установленных на объекте в Натанзе и три четверти – на предприятии «Форду». Останавливается обогащение урана свыше 5% на 6 месяцев, нейтрализуется половина из 200 кг урана, обогащённого до 20%, другая оставляется для производства топлива для Тегеранского исследовательского реактора.

Вячеслав Кантор отметил ряд ключевых особенностей женевского соглашения. Прежде всего, это разное понимание субъектами переговоров: в Иране – всеобщее ликование в связи с фактическим сохранением ядерных технологий и процессов обогащения урана. В Израиле же соглашение оценивается как исключительно негативное для региональной и глобальной безопасности.

Хотя сообщается, что инспекторы МАГАТЭ получили доступ к военному объекту Парчин, вызывавшим подозрения в проведении испытаний взрывных устройств для ядерных зарядов, фактически соглашением это не предусмотрено.

Кроме того, пока не удалось достичь согласия Ирана ратифицировать Дополнительный протокол 1997 года к ДНЯО, что позволило бы инспекторам МАГАТЭ получать неограниченный доступ на любые незаявленные в соглашении объекты.

Судя по информации о процессе переговоров, не было поставлено требование полного закрытия процессов обогащения в Форду, где всё оборудование укрыто в скальных породах на глубине более 80 метров. Хотя для мирной ядерной энергетики такие меры защиты абсолютно излишни.

Важно и то, что соглашение основано на добровольном согласии Тегерана ограничить свои ядерные программы и не является юридически обязывающим документом. Поэтому гарантии выполнения его положений со стороны Ирана в настоящее время отсутствуют.

Женевское соглашение также не содержит требований к Ирану ограничить разработку и испытания баллистических ракет как потенциальных носителей ядерного оружия, которые даже в обычном оснащении способны наносить эффективные удары по объектам мирной ядерной энергетики.

«В целом роль и влияние подписанного в Женеве соглашения можно будет оценить только в следующем году, в процессе выработки и согласования полномасштабного решения, которое позволило бы окончательно разрешить ядерную проблему Ирана, уже более десяти лет являющуюся критическим звеном ДНЯО и всего режима ядерного нераспространения», — заключил Вячеслав Кантор.

Отметим, что в качестве приглашенных гостей участие в заседании приняли представители Польши: председатель Комитета по международным делам Сената Польши, ранее премьер-министр и министр иностранных дел Польши Влодзимеж Чимошевич и председатель Союза демократических левых сил, экс-премьер-министр Польши Лешек Миллер. Россию на заседании представлял посол Российской Федерации в Польше Александр Алексеев.

Их участие в заседании не случайно. По словам Вячеслава Кантора, позиция Польши будет оказывать значительное влияние на перспективы режима ядерного нераспространения (ДНЯО).

«Дальнейшее сокращений ядерных вооружений в ближайшей перспективе маловероятно из-за тупика, сложившегося в отношениях России и США-НАТО по проблеме ПРО. Этого тупик образовался ранее в связи с планами прежней администрации США разместить базу стратегических перехватчиков в Польше, вблизи границ России. Позже эти планы были изменены, но напряжённость сохраняется», — отметил эксперт в обращении к участникам заседания.

Таким образом, сегодня среди стран Восточной Европы Польша играет решающую роль в укреплении партнёрства между Западом и Востоком. Во многом поэтому в Варшаве также состоялась встреча членов Наблюдательного совета Люксембургского Форума с главой Бюро национальной безопасности Польши Станиславом Козей, прошли консультации в Министерстве иностранных дел Польши.

Отметим, заседание в Варшаве стало отчётным. Ранее в 2013 году в швейцарском Монтрё состоялась представительная конференция Люксембургского форума посвящённая проблемам укрепления режима ядерного нераспространения. Начиная с 2007 года, форум провёл конференции в Вашингтоне, Москве, Люксембурге, Риме, Вене, Женеве, Стокгольме. По результатам каждого заседания лидерам ведущих государств и руководству основных международных организаций: ООН, МАГАТЭ, НАТО, ОДКБ, ОБСЕ представлены конкретные предложения по разрешению наиболее актуальных проблем ядерной безопасности. По плану работы на следующий год, эксперты Люксембургского форума планируют провести анализ всего комплекса традиционных и новых проблем минимизации ядерных угроз. В частности, будут продолжены исследования безопасной ядерной толерантности, а также будут обсуждены и выработаны предложения по решению актуальных проблем ядерного нераспространения, сокращению ядерных вооружений, расширению системы ПРО, а также ситуации в Северной Корее и Иране.

 

 

 
Статья прочитана 215 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il