Сюрпризы театра «Клипа»

Тель-авивский театр «Клипа», известный тем, что не боится самых острых общественных вопросов, открывает свой новый сезон

Два спектакля из пяти  подготовлены русскоязычными репатриантами. Обе постановки уже привлекли внимание театральных критиков.  Мы решили задать «нашим» несколько вопросов.

 

«Фавн»

Артур Астман

Артур Астман (на снимке), лауреат конкурса «Нолад лиркод», предлагает южно-тельавивскую версию шедевра Вацлава Нижинского «Послеполуденный отдых Фавна». Гвоздь «Русских сезонов» в Париже 1912 года (декорации Бакста, музыка Дебюсси), балет этот вызвал оглушительный скандал из-за эротической сцены в конце спектакля. Но именно с «Фавна» начинается современный  мужской  балет.

Артур, воспитанник русской классической балетной школы, репатриировавшийся в Израиль в возрасте 18 лет, обожает израильскую свободу, и к герою относится с присущей израильтянам иронией. Он точно воспроизводит хореографию Нижинского, но позволяет Фавну зайти… чуть дальше в своих шалостях.  Парижский Фавн похищал шарфик у нимфы, но ему, конечно, не приходит в голову, что этот шарфик можно заодно выставить на продажу. В современном Тель-Авиве,  пропитанном духом коммерции, это вполне возможно. Кстати, шарфик Артур расписывает сам.

 

— Артур, как тебе пришла в голову мысль обратиться к этому балету?

— Всегда мечтал поставить «Фавна». Очень красивый балет. Яркий и провокативный…

— Но это провокация для Парижа прошлого века. В современном Тель-Авиве чего только не показывали…

— Я считаю этот балет манифестом мужской сексуальности. Таким он был создан, таким остается и в наши дни. В нем есть что открывать. В наше время люди заняты познанием собственного мира, своей души не меньше, чем во времена Нижинского.

— Почему ты решил вынести его на маленькую сцену театра «Клипа»?

— Я рад, что попал в этот театр – в нем постоянный эксперимент, непрекращающийся поиск. Я много выступаю в Израиле и за границей, но мне особенно нравится выходить на сцену «Клипы».

 

LovetheJuice

ariel (2)

Когда на голову Ньютона свалилось яблоко, человечество обрело закон всемирного тяготения. Когда апельсин упал на голову Ариэлю Бронзу (на снимке), изумленная публика обрела… пост-пост-сиониста. Любитель гротеска, шекспировед, поэт и режиссер, репатриант из Одессы Ариэль представляет спектакль яркий, смешной и сочный — не зря он так и называется: «Любите сок!» Спектакль —  коммерческое предприятие. Артур собирает деньги на билет в Рио, чтобы там начать агитировать евреев перебраться в Израиль. А что? Разве не так действуют настоящие сионисты?

Кстати, перед тем, как стать сионистом, Ариэль был убежденным антисионистом.

Вот как он сам об этом рассказывает:

— Я приехал в Израиль из Одессы, когда мне было шесть лет. Тогда я был Кириллом. Мои родители мечтали поселиться в Тель-Авиве и попросили об этом в Бен-Гурионе. Им ответили: «Нет проблем!» — и… отправили в Бней-Брак. Изумленные родители долго пытались понять, почему Тель-Авив такой странный. Потом они сбежали в Ариэль. И я оказался в замечательном «гетто» сплошных физиков и математиков. Израильская жизнь складывалась непросто. И так меня огорчала, что я стал анти… До того самого момента, пока апельсин на голову не свалился. Я осмотрелся вокруг и понял, что живем мы в Израиле совсем неплохо.

— Тебе не дает покоя, что не все об этом знают?

— Вот именно: на свете многие евреи еще не знают, как тут у нас увлекательно живется!

— Думаешь, евреи Рио тебя поймут?

— Не сомневаюсь!

Фото: Гади Дагон, Идит Герман 

 
Статья прочитана 284 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il