Здесь родился первый президент. Но не Лукашенко. Репортаж с малой родины Хаима Вейцмана

31466_original

Хаим и Вера Вейцман

Парадокс: в нашей стране родился лишь один белорусский президент, зато Израиль получил от Беларуси втрое больше. Между прочим, и первого своего президента. «Наша Нива» побывала на родине Хаима Вейцмана в Мотоле накануне его 140-летия.

Мотоль находится в Ивановском районе Брестской области. Сами местные жители называют райцентр иначе: не Иваново, а Яново (с ударением на второе «о»).

Вейцман родился здесь 27 ноября 1874 года.

О том, что он уроженец местечка стало известно уже в наше время. Хотя тогда, при советах, кому надо, тот знал. А если кто-нибудь из сельчан и слышал о первом президенте Израиля, то вряд ли придавал этому факту значение.

Во время войны почти всех мотольских евреев расстреляли нацисты. А те, что спаслись, в местечко уже не вернулись. Так связь между двумя народами здесь оборвалась на десятилетия.

«Семья Вейцманов жила в самом центре местечка. Всего в семье родилось 15 детей, но лишь девять выжили. Все получили высшее образование. Хаим был третьим по счету ребенком, — рассказывает Мария Ксёнда, главный хранитель фондов Мотольского музея народного творчества. — Здесь были две синагоги и хедер (еврейская школа). У Хаима с малых лет были способности к учебе. И его в возрасте 11 лет родители отправили учиться в Пинское реальное училище. Учась там, приезжал в Мотоль. А спустя три года и семья переехала в Пинск. Затем все перебрались в Западную Европу. В 24 года Хаим стал доктором химических наук — большим ученым».

Отец Хаима, Эвзар, был образованным человеком. Торговал лесом. По Днепровскому каналу, по Муховцу, по Висле сплавлял лес. Не сам, разумеется, а нанимал людей. Мать, Рахель, воспитывала детей — семья-то была немалая.

После Пинска Хаим науку постигал в Германии, Швейцарии. Там и присоединился к сионистскому движению. Он выступал за создание еврейского государства на «земле обетованной», а не на территории современной Кении в Африке («План Уганды»). До 1918 года он стал одним из популярнейших лидеров сионистского движения. Продолжал заниматься и наукой.

Он принял участие в создании бездымного пороха, искусственной резины, высокооктанового топлива…

В 1948 году Вейцмана избрали главой Всемирного государственного совета Израиля, а с февраля 1949 года Кнессет утвердил его первым президентом страны. От продолжительной болезни он скончался 9 ноября 1952 года, через год после переизбрания на второй президентский срок.

«К нам евреи часто приезжают, поддерживают с нами связи, чтят память о родине первого президента Израиля», — отмечает Мария Ксёнда. Хотя отдельного стенда о Вейцмане здесь нет: направленность у музея другая.

В 1999 сюда приезжала официальная делегация, которую возглавлял Генеральный директор администрации президента Израиля Арье Шомер. Была тогда и племянница Вейцмана Михаль Бреннер. Вот так начавшись, контакты с родственниками, правда, на том и завершились.

«Так и напишите!»

В Мотоле сохранился дом Вейцманов. Сейчас он находится на улице Банной, 1. Там теперь хозяйничает баба Христя. Но «хозяйничает» — громко сказано: хранит ключ и отпирает дверь для любопытствующих приезжих.

«Что тут — ничего нет. Купил этот дом и ничего не сделал», — это баба Христя говорит с укором в адрес руководителя аналитического центра Ecoom Сергея Мусиенко. Он купил дом, чтобы отреставрировать и создать музей. Пока, правда, работы не начались.

Бабушка Христина — 1935 года рождения. Евреев помнит с детства. А вот про Вейцмана заговорили, может, только в 1990-х. Тогда отыскали и его дом. Оказалось, что этот дом в соседнем с ней дворе.

«Я хорошо евреев помню: я жила у них. Мои отец и дед были рыбаками. А евреи же торговали. И отец рыбу им в лавки отдавал. Вот мы и дружили. А идем с бабушкой в церковь или еще куда, а они: «Тэкля (обращаются к бабушке), зайди». — «Отцепитесь, у меня нет денег». А в войну семья еврейского мальчика прятала у себя. «Баба все в сарай несет миску. Я говорю: «Баба, что ты тут какую-то еду носишь?» — «Это я свиньям ношу». — «Свиньям в ведре носят». Пробыл он у нас, а потом отец его в партизаны завез. А куда он пропал, Господь его знает».

Баба Христя

«После войны в хате был детдом (она стояла в центре, где сейчас кафе). А потом детдом расформировали, и директор хату сюда перевез. Женился и остался жить. И во-о-т такую часть откинул, — баба Христя показывает на фото на стене — дом Вейцманов на фото гораздо больше. — Зачем же такой дом для жизни? Он и так будто казарма».

Так дом Вейцманов выглядел до войны


А стоял он на месте кафе

Впоследствии в хате жила женщина. И уже в наше время ее дом выкупил Сергей Мусиенко. Бывшая хозяйка была очень довольна той сделкой: новый дом смогла купить и детям помогла.

Размеры дома остались большими даже в таком, «сокращенном», виде. Четыре комнаты. Высокие потолки, массивные двери, печка…

«У нас тоже потолки высокие — метра три, а тут наверное 3,20. Эти доски (на полу) — еще с тех пор. Дом из дерева из Беловежской пущи складывали», — рассказывает женщина.

В четырех комнатах почти нет экспонатов. В одной — кровать и шкаф. Бабушка говорит, что это мебель из еврейских домов. Но не из Вейцманова. На стенах — копии фотографий первого президента Израиля.

«Я всем говорю: помогите ему (Мусиенко). Ничего нет в доме — смех людям. Правду пишите, что здесь ничего нет. Позор!» — под конец «экскурсии» выдает бабушка Христя.

«Главное — сохранить…»

— Я и приобретал для того, чтобы сделать музейный комплекс. Но это же деревня — там нет такого уж потока туристов, — рассказал Сергей Мусиенко. — Работа ведется, чтобы вдохнуть жизнь в проект. Целый цикл мероприятий планируется начать с 27 ноября и продлятся они вплоть до «Мотольских прысмаков» в августе 2015 года.

Мусиенко отметил, что в ведении работ помогает израильская сторона. Правда, речь идет не о простой музеефикации, а о ряде проектов. Хотели бы наладить обмен с израильскими студентами. А пока идет сбор экспонатов.

— Передают предметы, даже из США. Проект обрастает хорошим наполнением. Передали автобиографию Вейцмана с автографом Шимона Переса [уроженец воложинского местечка Вишнево, девятый президент Израиля]. С польскими реставраторами договор есть по сохранению этого дома, — поясняет Мусиенко. Восстанавливать его в первоначальном виде не собирается. — При восстановлении утраченной части дома это будет новодел. И тогда он уже выходит за пределы двора. Главное — сохранить то, что есть.

***

Еще одним уроженцем Беларуси (местечка Мир Кореличкого района Гродненской обл.), который занял кресло президента Израиля, был Залман Шазар (третий по счету). А седьмой президент Израиля, Эзер Вейцман, был племянником Хаима Вейцмана. Правда, родился он в Тель-Авиве.

Текст: Сергей Макаревич, Мотоль-Минск


http://nn.by/

 

 
Статья прочитана 158 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il