Анна Райва-Барская: «В Израиле умеют импровизировать»

 Телеведущая, политический обозреватель Анна Райва-Барская дала интервью порталу СТМЭГИ

— Анна, чем вы сегодня занимаетесь на исторической родине? Давно ли здесь оказались, по какой причине?

— На самом деле, уже 13 лет живу в Израиле, переехала сюда по личным обстоятельствам. Довольно быстро начала работать на 9-м русскоязычном местном канале. Как это получилось? Спустя год после смены страны проживания, со мной связались тогдашние начальники 9-го канала, которые наблюдали мою работу на российскоим Первом канале. Новости на 9-м канале производились тогда отдельной редакцией, и все выглядело иначе, чем сейчас. Уверена, многие помнят проект расследований Александра Гольцекера, который назывался “Ваше право”, и ему как раз нужен был журналист, который снимал бы большие сюжеты к эфирам. Так я оказалась на Девятом канале, в качестве журналиста этой программы. Уже практически 10 лет, к моей радости, наше сотрудничество продолжается. Позже, 9-й канал стал выпускать свои новости. За это время много чего поменялась, и форматы производства этих программ, и их внешний вид. Уже почти восемь лет я занимаюсь политикой, являюсь политическим обозревателем 9-го канала. Кроме того, у меня есть своя еженедельная программа “Избранный народ”.

— О чем она?

— В данном случае, это игра слов, тут имеются в виду “Избранные парламентарии”. В рамках своей деятельности, мы берем интервью у депутатов Кнессета, и наша передача достаточно популярна и актуальна у зрителей, потому что, в зависимости от того, что происходит в стране, мы задаем политикам волнующие нас, важные вопросы. Такой вот у меня круг деятельности. Также, последние полтора года, на русскоязычном радио РЕКА, входящем в концерн Гостелерадио Израиля, веду по утрам актуальную программу, в двухчасовом эфире, с 9-00 до 11-00. На самом деле, это для меня — новая отрасль. Подсчитала, что уже 20 лет работаю на телевидении, а вот с радио была знакома отдаленно. Когда мне предложили вести эту программу для слушателей, мне стало очень интересно, потому что, с одной стороны, это все та же актуальная тематика, которой занимаюсь на девятом канале, с другой — качественно новый формат. Два часа в прямом эфире — совсем иной жанр, абсолютно другие ощущения, при том, радио – достаточно мобильное средство массовой информации, ты можешь в прямом эфире мгновенно отреагировать абсолютно на все, что происходит прямо здесь и сейчас. У нас многие знают популярную, армейскую радиостанцию “Галей ЦАХАЛ”,  у них имеется популярный слоган: “То, что происходит сейчас”. Уверена, это и есть лозунг любого радио. Признаюсь, получаю огромное удовольствие от совмещения своих ролей и плотного профессионального графика: утром — радио, вечером — телевидение.

— У вас недавно прошли выборы… Как можете прокомментировать их в качестве политического обозревателя?

— В Израиле прошли муниципальные выборы в мэрии, в местные советы. Для политиков это — генеральная репетиция выборов в Кнессет, но нельзя преуменьшать и значение муниципальных выборов. Потому что от мэров муниципальных выборов очень многое зависит — то, как выглядит город, что происходит в этих населенных пунктах, поэтому, это не нечто вторичное. Здесь, муниципальная предвыборная компания — очень активная, страсти кипят нешуточные, особенно — в Иерусалиме. Изначально, там имелось четыре основных претендента на пост мэра, включая русскоязычного представителя, министра Зеэва Элькина. Прошлый мэр Иерусалима, Нир Баркат, отправился в большую политику, в «Ликуд». И в этой борьбе за древний израильский город победил Моше Леон. Так что, в этих муниципальных выборах было много интересного и интенсивного. Теперь, мы находимся в любопытном периоде, потому что по закону, выборы в Кнессет в Израиле должны произойти в ноябре следующего года. Но, как тут водится, когда политическая система вступает в предвыборный период, главное, не случится ли досрочных выборов?! И кто первый захочет уронить эту коалицию? Вообщем, такие вот политические игры. Сейчас, можно сказать, выборов нет. То, что случилось — странный эпизод. Важно отметить, что на фоне очередного обострения с ХАМАСом, когда было выпущено 500 ракет по городам Юга страны, министр обороны, Авигдор Либерман призывал нанести очень жесткий удар по Газе, а премьер-министр Биньямин Нетаниягу так не считал. В итоге правительство договорилось о прекращении огня. Но многие жители Юга, остро ощущавшие эти обстрелы, посчитали этот факт предательством своих интересов. На этом фоне уволился министр обороны, и нужно было проводить досрочные выборы. Этого не произошло — Нетаниягу сделал все, чтобы удержать коалицию. И накал политических страстей, разумеется, очень сильно ощущается, поэтому для нас, политических журналистов, сейчас — масса работы.

— Вы стали соблюдать еврейскую традицию, уже переехав на Святую Землю?

— Нет, начала соблюдать субботу еще когда трудилась на Первом канале, это не связано ни с Израилем, ни с моей работой, решение вести традиционный образ жизни — мое частное, личное решение, которое приняла 14-15 лет назад. И все дни своего нахождения на исторической родине придерживаюсь соблюдения заповедей. Повторюсь, с моей репатриацией это никак не связано, со специальностью — тоже. В Израиле вообще все это выглядит иначе. Тут обитает много журналистов СМИ, ведущих традиционный еврейский образ жизни, это для России — экзотика. В Израиле же собралось немало разных религиозных течений. Мое наблюдение, заслуживающее внимания, заключается в том, что особенно много верующих, соблюдающих заповеди Торы, присутствует именно в политической журналистике. Если взглянуть глубже, сейчас главный политический обозреватель 12-го и 13-го телеканалов, демонстрирующий самые популярные выпуски, это Амит Сегаль — человек с кипой на голове. Есть и другие каналы, иные популярные СМИ, где мои коллеги живут по законам Священной Книги, поэтому это уже не экзотично, не удивительно. Кстати, именно в еврейском государстве — крайне комфортно сочетать работу с соблюдением шаббата. Здесь это официальный выходной день, да и национальные даты, согласно нашему календарю, вместе с государственными праздниками, считаются днями отдыха в стране. Сейчас это закреплено в основном законе государства Израиль. Не знаю в мире места комфортней, где можно было бы сочетать традиционный образ жизни, соблюдение шаббата, например, и полноценную трудовую деятельность.

— Как для вас прошла абсорбция?

— Каждый человек c нормальной, устойчивой психикой, если что-то драматически меняет в своей жизни, переживает данный процесс нелегко. Речь будто идет о дереве, которое вырывают с корнями, и оно должно прижиться на новой почве. Первое время после возвращения на историческую родину, часто вспоминала Москву, где родилась и прожила первые 25 лет своей жизни. Очень любила и люблю российскую столицу, она часто мне снилась. Долгое время видела один и тот же сон, что выхожу из метро «Маяковская» и иду по Садовому кольцу, мимо театра Сатиры. Но все проходит, я никогда не раскаивалась, что сменила страну проживания, потому что сильно привязалась к Израилю, к Иерусалиму, в котором нашла свой дом. Уверена, в сердце человека хватит места и для той страны, где он родился и для той, где он живет сейчас. Тем более, что Израиль — национальный дом для евреев.

— Значит, вы каким-то способом все же побороли этот сон?

— Не то, что поборола… Это просто естественное течение жизни, когда все идет вперед, появляются новые впечатления, свежие положительные эмоции, которые постепенно вытесняют прошлое. Воспоминания, конечно, занимают какое-то место в душе, но ты живешь и идешь дальше. Сейчас, не могу сказать, что предаюсь особой печали и ностальгии по России. Из моих знакомых также нет тех, кто грустит по сделанному шагу, и это, поверьте, не какое-то усилие их воли, а реальность. Сейчас другое время, люди могут сами выбирать страну проживания, все происходит гораздо легче, чем при СССР. Израиль — отличная страна, наше национальное еврейское государство, и это не политический лозунг, говорю совершенно искренне. Сама чувствую это каждый день. Понятно, что никто не идеален, даже люди бывают разные, и в моем доме еще существует масса проблем, но мне, как еврейке, здесь хорошо.

— Сравнивая свою деятельность журналиста в России и на новом месте, чувствуете ли вы какие-либо отличия в работе ваших коллег там и здесь?

— Во-первых, мне очень трудно сейчас что-либо на эту тему сказать, так как уже 13 лет не работаю журналистом в России. Могу сравнить лишь с тем, как это было до моего отъезда и не уверена, будет ли это правильный анализ. В Израиле, когда начала смотреть местное телевидение, осознала, что здесь журналисты гораздо больше импровизируют прямо в эфире. В России все гораздо более организованно, выстроено, продумано, видно, что человек подготовил заранее то, что говорит. Уверена, что и ваши журналисты тоже импровизируют, но в еврейском государстве, спонтанный, яркий диалог или монолог в прямом эфире — очень популярный жанр, Когда здесь открывается выпуск новостей, то ведущая уже находится в кадре не одна, а сидит за круглым столом, в окружении обозревателей — политического, военного и т.д., а выбор конкретных специалистов напрямую зависит от главных тем, с которых собираются начать программу.

— Интересно…

— Да-да, и вот эти профильные журналисты активно комментируют у нас все происходящее, выражают свое мнение, высказывают личностные предположения, являясь авторитетами в Израиле. Насколько я помню, в России эту роль играли политологи, именно они давали свой прогноз на будущее. Здесь же, данную функцию выполняют журналисты, годами специализирующиеся в той или иной области, имея несомненный весомый авторитет, поэтому, им ежедневно предоставляют слово в СМИ. Вот, на мой взгляд, некоторое отличе от Москвы. Здесь вообще иная политическая система. Например, наш премьер-министр Биньямин Нетаниягу считает, что еврейская пресса весьма недружелюбно к нему относится, но это никак не влияет на его желание контактировать с представителями СМИ, он продолжает это делать. Хотя, мои коллеги и задают ему порой резкие, неприятные вопросы. Такая вот у нас политическая культура. И мне это очень нравится.

— Иврит вы освоили быстро?

— Моими лучшими курсами по изучению языка стала работа. Вначале знания иврита у меня были на слабом уровне. Но когда с головой окунулась в местную среду, это стало лучшей школой. Случилось настоящее погружение в язык, мне удалось избежать замкнутости в рамках исключительно русскоязычной тематики. Начала активно брать интервью на иврите, и если не понимала неких вещей, оборотов — тщательно их себе выписывала, искала перевод. Когда твой день начинается с чтения прессы, со звуков местного радио, когда постоянно находишься в этом голосовом потоке, иврит сам начинает в тебя входить. Правы те, кто считает, что лучший способ запоминания новых слов и словосочетаний — живая практика. Чем ее больше в стране изучаемого языка, тем сильнее ты продвигаешься в этом направлении.

Справка: Анна Райва-Барская — в прошлом российская журналистка, корреспондент Первого канала, родилась в Москве. По окончании школы поступила на факультет журналистики МГУ, который окончила в 2001 году с красным дипломом по специальности «Журналист-международник со знанием английского и чешского языков». 
На телевидении работает с 1997 года. С 1997 по 2001 год работала в программе новостей телеканала ТВЦ. Была парламентским корреспондентом, специализировалась в основном на политической тематике. В 2001 году перешла на Первый канал, где проработала следующие четыре года. Корреспондент программ «Новости» и «Время» Дирекции информационных программ ОАО ОРТ, затем ОАО «Первый канал» . Работала в дни террористического акта на Дубровке в Москве 23-26 октября 2002 года. Во время иракской кампании 2003 года была собственным корреспондентом Первого канала в Кувейте. За серию репортажей из Ирака была номинирована на телевизионную премию ТЭФИ. Затем освещала в своих репортажах матчи сборной России в рамках отборочного турнира чемпионата Европы по футболу 2004 года, конкурс «Евровидение» в Стамбуле, рабочие поездки президента России, а также взрывы самолётов в Тульской и Ростовской областях в августе 2004 года. В 2005 году стала соавтором и ведущей двухсерийного документального фильма о Че Геваре «Я жив и жажду крови» (премьерный показ состоялся 23 и 24 мая 2005 года, производство компании «Телеформат», вещатель — Первый канал). С 2006 года проживает и работает в Израиле . Является политическим обозревателем, парламентским корреспондентом телеканала «Израиль-плюс» (впоследствии — Девятый канал).

 

Текст: Анна Любарскаяпортал СТМЭГИ

 
Статья прочитана 1204 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il