Еврей с дубиной

Когда-то в СССР газеты регулярно публиковали обращения представителей общественности. Были это сталевары, оленеводы, доярки, шоферы и прочий пролетариат, который по замыслу основателя той власти и должен был управлять государством. Эта рабочая общественность, как правило, через газеты клеймила позором американский империализм, израильский сионизм, их прислужников диссидентов и выражала горячую поддержку деятельности партии и правительства по борьбе с темными силами.

Как говорится, цирк уехал, а клоуны остались. Говорят они, правда, на иврите, а не по-русски, да и интеллектуальный уровень их повыше, чем у советских предшественников. Но разница между деятелями культуры, публикующими в эти дни разнообразные петиции с протестом против готовящегося (или «готовящегося») удара по Ирану, и теми самыми оленеводами значительно меньше, чем это может показаться. И главная схожесть их в заскорузлой рефлекторности и отсутствие минимальной способности к критическому осмыслению собственных действий. «Мама, он не так глуп. Его вдохновляют воспоминания», — говорит об одном из таких персонажей, неком Потехине, герой знаменитого «Доживем до понедельника». Наши местные потехины уровнем повыше, да и рефлексы их посложнее, но, тем не менее, базисная составляющая их мотивировок остается на том самом примитивном уровне сознания среднего советского человека.

Тех, кто громогласно протестует сегодня против удара по Ирану принято называть левыми. Трудно придумать более глупый и не имеющий отношения к делу ярлык.

Нет ничего левого в отрицании права государства, гражданством которого ты пользуешься, на самозащиту. Нет ничего левого в лишении демократическим путем избранного правительства права на принятие решений. Причем, это не правительство меньшинства, опирающееся на юдофобов из арабских партий, как это было два десятка лет назад во времена второго правительства Рабина.

Оно, напомним, принимало решения, которые в своей судьбоносности не уступают возможной войне с Ираном. Сегодняшнее правительство опирается не только на безусловное большинство в Кнессете, но и на абсолютную (пока, во всяком случае) поддержку общественности. Нет ничего левого в истеричном выкрикивании демагогических лозунгов и щеголянии вырванными из контекста цитатами. Нет, Йорам Канюк, Нир Барам и Ронит Маталон не левые. Во всяком случае, не только левые.

Не менее абсурдно и обвинение их в том, что они рассуждают о вещах, в которых ничего не смыслят. Никто из них не является, безусловно, ни военным, ни дипломатом, ни специалистом в области стратегии. Но суть дискуссии они ухватили точно, и для того, чтобы занять свое место в ней им не требуются специальные знания.

Неслучайно в эти дни часто упоминается дилемма, стоявшая перед Бен-Гурионом в 1948 году. Причем сравнение это приводит не Нетаниягу, а именно его противники. Как тогда, так и сейчас человеку, стоящему у руля, приходится принимать решения, в контексте которых вопрос «быть или не быть» звучит далеко не театрально-шекспировски. И готов поспорить, что люди, публикующие сегодня «миролюбивые» петиции и митингующие возле дома Эхуда Барака (да-да, того самого, которого лишь 13 лет назад они водрузили на трон), в 1948 году выступили бы против провозглашения государства. Не потому что они категорически против. И не потому что они искренне льстят себя надеждой на лучшие времена. Их просто снедает безотчетный и непреодолимый страх перед ситуацией, когда еврей применит силу.

«Еврей с дубиной» — такая картина просто не укладывается в их сознании, она ломает установившуюся, привычную картину мира, в которой еврей – это слабое, рефлексирующее существо, полностью зависимое от посторонней воли и даже не помышляющее о власти над своей судьбой. «Провозглашать государство, когда нас так мало? Вы с ума сошли, давайте подождем. Может быть когда-нибудь», «Удар по Ирану? Вы сошли с ума, нам же не разрешают. Подождем, может быть все будет лучше».

Главное никого не злить, ни с кем не вступать в конфронтацию, а главное никого не бить. Такая логика, проходит красной нитью через всю политическую философию этих людей. Ведь именно они заламывали руки на третий день операции «Литой свинец», сокрушаясь, что «у нас лишь две жертвы, а у палестинцев двести». Именно они выступают против точечных ликвидаций, рукоплещут тем, кто отказывается служить на «оккупированных» территориях и преподносят свои книги в подарок многократным убийцам, заключенным в израильские тюрьмы. Им, преисполненным перманентным чувством вины, гораздо проще просить прощения (за свое существование, в частности), чем заставить просить прощения остальных. Им гораздо ближе мерзкий отчет Голдстона, чем последовавшие вскоре извинения его автора. И отступление – любое отступление – для их слуха, как приятная музыка. Даже, если это отступление может стать последним.

У меня нет мнения по поводу того, должен или не должен Израиль атаковать Иран. Как любой вменяемый человек, я надеюсь, что проблему удастся решить без войны. Но я очень рад, что сегодня живу в государстве, которое может себе позволить взвешивать реальную возможность превентивного удара по тем, кто обещает стереть еврейское государство с лица земли. Обсуждать всерьез, тихо и спокойно, вдали от телекамер и газетных заголовков. Обсуждать, несмотря на Барака Обаму и Йорама Канюка.
А еще более я рад, что решение по этому вопросу придется принимать не мне.

Габриэль Вольфсон, журналист ИА «Курсор» 

Публикуется по оригиналу на сайте  polosa.co.il

 

 

 
Статья прочитана 737 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Еврей с дубиной"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il