На лезвии ножа

 

На Израиль обрушилась новая волна террора.

Почему сейчас? Владимир Бейдер — из

Иерусалима

Накрывшую на прошлой неделе Израиль волну террора в мировых СМИ предпочитают называть «вспышкой насилия». Не проглядеть бы за вспышкой пожара

Когда из Израиля пошли горячие новости, в Вашингтоне, Москве, Брюсселе стали, как водится, подсчитывать трупы, а снова не найдя желанного равенства, привычно разочаровались — и уравняли обе стороны, хотя бы в оценках. Неважно — ты украл или у тебя украли. Кража была? Виноваты оба! Неважно, кто нападает, кто защищается. Насилие есть? Чума на оба ваших дома!..

Когда ты внутри, собственно, в доме, такая объективность видится кощунством: ты ведь во всем этом живешь, провожаешь в школу и садик детей. Их у дочки трое. А сама она каждый день едет на работу по шоссе, с обочин которого то и дело арабы забрасывают машины камнями (это не щебень, а булыжники и полублоки), в Иерусалим, где ни дня без нескольких терактов. Да, пока это акции одиночек, но их много и никогда не знаешь, где количество перейдет в качество, когда. Ситуация изменяется каждый день, и, возможно, ко времени выхода номера возникнут новые разительные факты, не дай бог, более страшные теракты. Поэтому разумнее сосредоточиться не на описании ситуации самой, а на тенденциях и причинах, которые уже различимы, хотя и вряд ли устранимы.

Всеобщая мобилизация

Я теперь знаю, что нужно делать при ножевом ранении: сильно надавить на рану, чтобы умерить кровотечение, а если нож еще торчит в ране — ни в коем случае его не вынимать.

Сегодня в Израиле это необходимое знание для всех. Каждый день увеличивает количество переживших теракты с применением холодного оружия в разы, не считая не переживших — погибших. Поэтому служба скорой помощи «Маген-Давид адом» (МАДА) наводнила интернет видеороликом, где известная актриса и доброволец МАДА, красотка Ямит Соль, знакомит с этими элементарными премудростями.

Инструкторы израильской системы рукопашного боя «крав мага» на популярных новостных сайтах учат простейшим приемам отражения ударов ножом. Мне это показалось странным. Поскольку с юности знаю, что, хоть против лома нет приема, а против ножа есть, применять их в условиях улицы толком удается только опытным бойцам: нож — слишком опасное оружие. Раскрыл ролик со скепсисом, но урок был грамотным: защищайся не от ножа, а от противника — блок, одновременно тычок ладонью в лицо, постарайся попасть в глаза, затем ногой в промежность и тут же беги, независимо от результата, если не успел унести ноги раньше.

Чтобы проверить себя, сделал «звонок другу» — Гади Скорнику, одному из основателей «крав мага», а позже — собственной системы, специализированной как раз на противостоянии вооруженному противнику. Спросил, не вредят ли такие видеоуроки.

— Нет,— сказал Гади,— это должен знать каждый. Приезжай — и тебе кое-что покажу. В наших школах сейчас бум — все хотят пройти курсы самообороны.

Ролика в интернете, конечно, недостаточно, надо отработать приемы, а главное — поведение в бою — до автоматизма, с опытным тренером, но элементарные навыки, по мнению мастера, можно освоить в короткий срок. В Израиле, он считает, они так же необходимы, как умение водить машину.

Спрос на предметы самообороны — от газовых баллончиков до бейсбольных бит и телескопических дубинок — вырос на сотни процентов. Даже детям покупают теперь баллончики с перечным газом. Завод по их производству перешел на две смены, но все равно не может обеспечить всех, оптовики стоят в очереди, свежие партии в магазинах расхватывают в момент.

Этому ажиотажу способствовали конкретные случаи последних недель. Несколько серьезных терактов, среди них — попытки захвата пассажирских автобусов — были предотвращены случайными прохожими и пассажирами. Один обезвредил вооруженного террориста нунчаками, другой — зонтиком, третий — примета времени! — палкой для селфи (тут и я наконец осознал, на что он нужен, этот странный предмет). Наверняка так эффективно применить подручные средства могли только люди, имеющие боевой опыт, но в стране теоретически всеобщего призыва в воюющую армию таких немало в уличной толпе.

Однако и еврейские бабушки ездят сегодня в иерусалимском трамвае со скалками, молотками для отбивания мяса, медными ступками в хозяйственных сумках. Зная, как они умеют ругаться, не сомневаюсь, что, если им придется применить свое кухонное оружие, врагу мало не покажется. Лишь бы не пришлось.

Это всенародное вооружение вызвало шквал шуток, анекдотов, карикатур и юмористических роликов в соцсетях. Но судя по тому, что власти ему не препятствуют, его воспринимают серьезным подспорьем системе безопасности — и на психологическом (комфортнее воспринимать себя волком, чем овцой), и даже на оперативном уровне.

Мэры Иерусалима и Ашдода, а затем и министр обороны призвали граждан, имеющих огнестрельное оружие, носить его с собой. В срочном порядке упрощены правила получения лицензий на оружие, которые несколько десятилетий лишь ужесточались. На улицах стало заметно больше людей с пистолетами за поясом. И было немало случаев, когда теракт прерывался благодаря вооруженному вмешательству гражданских лиц, оказавшихся рядом.

С чего все опять загорелось? По версии палестинцев, подхваченной, похоже, всем миром,— это «стихийный народный протест» в ответ на планы израильтян нарушить статус-кво, существующий на Храмовой горе.

И что, я в это должен поверить?

Что такое Храмовая гора

Это возвышенность в центре Старого города Иерусалима. Самое святое место для евреев. Они верят, что именно здесь находится краеугольный камень, с которого Всевышний начал сотворение мира. Здесь он создал Адама. Здесь находился жертвенник Авеля и Каина. Здесь Авраам собирался принести в жертву своего сына Исаака. Наконец, именно здесь Соломон построил Первый Храм, который просуществовал 410 лет, а потом и Второй, стоявший 420 лет до разрушения его римлянами. Единственная оставшаяся от него часть Западной стены — знаменитая Стена плача. Здесь же, согласно канонам иудаизма, будет воздвигнут и Третий Храм — когда придет Мессия. Остается только подождать. Евреи Его всегда ждут. Но торопить не торопят — это святотатство.

Но это не все про святое место. Есть еще подробности.

После завоевания Иерусалима мусульманами на Храмовой горе в начале VIII века была построена мечеть Аль-Акса — сейчас третья по значению в исламе, а также святилище Купол скалы. Сооружение своих святынь на месте чужих — давняя исламская традиция. Теперь золоченый Купол скалы — доминанта Старого города. И для тех, кто не в курсе,— ничего здесь иного прежде не было. Радикальные мусульманские проповедники и даже некоторые историки подтверждают: не было! Выходит, Храм — еврейская выдумка?

Понятное дело, евреи с такой трактовкой не соглашались никогда. И схватки за Храмовую гору перекочевали в новейшую историю. Во время войны за Независимость 1948 года командовавший обороной Еврейского квартала Старого города, будущий премьер Ицхак Рабин не смог удержать рубеж перед натиском Арабского легиона иорданской армии и сдал его. 19 лет Старый город и Еврейский квартал находились под властью Иордании. Арабы разрушили более 300 синагог, находящихся в нем, доступ к Стене плача евреям был закрыт. Но в Шестидневной войне 1967 года израильтяне выбили оттуда Арабский легион. Фраза «Храмовая гора в наших руках!», которую приписывают командиру десантников Моте Гуру (на самом деле ее передал в эфир военный корреспондент «Голоса Израиля», но легенда есть легенда),— ключевая в этой войне.

Теперь это событие отмечается как День Иерусалима — освобождения и воссоединения столицы. Фото десантников в пыльных касках, плачущих от счастья у Стены плача после завершенного боя,— в Израиле так же знаменито, как в России водружение флага на Рейхстаге.

Израильский флаг и вправду развевался над Храмовой горой. Но недолго. Моше Даян — «одноглазый бестия», символ израильской военщины, чья политическая прозорливость сильно уступала его военным талантам и мужским доблестям, когда решалась судьба святыни, сказал:

— Да на хрен нам этот Ватикан! У нас сейчас мало забот?

И распорядился передать управление святынями на Храмовой горе мусульманскому религиозному совету — ВАКФу — под патронатом иорданского короля, только что разгромленного в войне, с условием свободного доступа на саму гору представителям всех религий. За евреями осталась лишь Стена плача: свалку возле нее расчистили, арабские лачуги снесли, соорудили площадь и белые здания вокруг. Сегодня это самая дорогая земля в мире.

Подвижный статус-кво

Такова была основа договоренностей, тот самый статус-кво, в намерениях нарушить который упрекают теперь Израиль.

Надо сказать, статус-кво на Храмовой горе с тех пор действительно менялся, и не раз, но — лишь в сторону расширения прав ВАКФа. Отчасти — партизанскими методами мусульманского совета, отчасти — с согласия (молчаливого, а то и официального) израильских властей: чтобы, во-первых, не будить лиха, а во-вторых, чтобы не потакать своим радикалам.

Теперь статус-кво выглядит так. Мусульмане могут находиться в этом месте всегда. Христиане, евреи и туристы — в определенные часы, за исключением мусульманских праздников. Евреи в дни своих праздников в больших количествах, чем в будни (но молиться им там запрещено). Этот порядок блюдет не только охрана горы, подчиненная ВАКФу, но и израильские власти. Однако, чтобы расширить зону конфликта, местные богословы внушили своей пастве, что Аль-Акса — это вся Храмовая гора.

В дни осенних еврейских праздников, которые начинаются с Рош-а-Шана — еврейского Нового года — и до истечения Суккота, в общей сложности недели три, стремящихся посетить Храмовую гору евреев всегда больше, чем всегда. И всегда в это время начинается новая истерия вокруг защиты Аль-Аксы.

Ларчик и ключик

Израильские власти относятся к этому чувствительному месту с такой опаской, что сдают на нем одну позицию за другой в пользу все новых требований ВАКФа.

В конце 1990-х, например, разрешили построить там еще одну мечеть на месте так называемых Соломоновых конюшен. В «континентальном» Израиле, где каждая стройка требует археологической экспертизы, а при обнаружении артефактов — замораживается до проведения раскопок, ни один подрядчик не получил бы на такое добро. И хотя всем было известно, что строители вывозили из-под конюшен царя ценнейшие свидетельства еврейской истории на мусорные свалки Восточного Иерусалима самосвалами, протесты израильской общественности не привели ни к чему.

Зато любое строительство в еврейской части вызывает с мусульманской стороны шквал демонстраций, камнеметаний, а то и стрельбы. Так было, скажем, в 1996 году, когда израильтяне открыли туннель Хасмонеев под Стеной плача. Тогда полиция Арафата подняла оружие (полученное официально от израильских властей) против израильтян и едва не разразилась религиозная война.

Она, правда, в итоге все равно разразилась — через четыре года. И названа была «Интифадой Аль-Акса». Поводом для нее послужил подъем на Храмовую гору главы оппозиции, Ариэля Шарона. «Кровавый Шарон ведет евреев на захват Аль-Аксы!» — провозгласила тогда палестинская пропаганда, и все запылало. На улицах израильских городов, в автобусах, ресторанах и кафе стали ежедневно взрываться террористы-самоубийцы, впервые в палестинских бесчинствах приняли участие израильские арабы.

Эта интифада стоила израильтянам около тысячи жизней, а палестинцам — нескольких тысяч и самой идеи национального государства, которая тогда была близка, а сегодня — призрачна. И это не предположение, а факт: в 2000 году премьер Эхуд Барак при посредничестве Клинтона сделал Арафату предложение, от которого, как наивно полагал боевой израильский генерал, тот не сможет отказаться: Палестинское государство на 97 процентах территории, которую палестинцы считают своей, со столицей в Восточном Иерусалиме, в обмен на договор об окончательном урегулировании палестино-израильского конфликта. Арафата превращение из великого революционера в главу заштатного арабского государства не устроило, а Шарон с визитом на Храмовую гору дал повод. Именно таковы, как понятно теперь, истоки той интифады.

Храмовая гора — вечный повод для взрыва ситуации. Уголья там тлеют постоянно, и нужны лишь минимальные усилия, чтобы раздуть огонь. От чего же занялось на этот раз?

Глубинные причины яснее, чем временные.

Из глубинных основной называют безысходность и усталость. Создание палестинского государства, которое всем радетелям мирного урегулирования между арабами и евреями, что в Москве, что в Вашингтоне, что в Брюсселе и отдельных европейских столицах видится панацеей, сегодня более проблематично, чем основание обитаемой станции на Марсе. Последнее — осуществимая фантастика, и израильтяне на днях уже договорились о воплощении ее совместно с НАСА. Первое — нет.

Палестинская нация разделена. Единого руководства у нее нет. И здесь приходит черед причинам временным: власть Махмуда Аббаса на Западном берегу нелегитимна. Его выборный срок истек несколько лет назад, а объяви он новые выборы — на них победит «Хамас», если к тому времени не появится что-то еще хуже и популярней. От вооруженного переворота хамасовцев правящий в Рамалле «Фатх» спасает только израильская армия и спецслужбы. Газа уже под властью «Хамаса». Молодежи работать негде. Кому повезло поступить на службу в администрацию автономии или в полицию, тот обеспечен, остальным применить свои знания и удовлетворить амбиции негде. Это почва для рекрутирования террористов.

А все вместе — повод в очередной раз повоевать за Храмовую гору. Если не удастся загасить этот порыв в ближайшие недели, больших неприятностей, боюсь, не избежать.

Текст: Владимир Бейдер

Фото: Majdi Mohammad (снимок из пригорода Рамаллы)

Огонёк

 
Статья прочитана 166 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il