Существует ли на самом деле «русская» алия?

 Можно ли, например, говорить «русскоязычная алия», когда речь идет об алие конца XIX и начала ХХ века?

Первая алия 1882 – 1903 годов была тоненьким ручейком энтузиастов, ощутивших всю бесплодность ожидания эмансипации евреев в России после массовых погромов 1881 – 1882 годов.

Это они заложили первые еврейские поселения, это они гибли от малярии и от непосильного труда. Они были еврейскими Данко, осветившими пламенем своих сгоревших сердец дорогу будущим, куда лучше организованным халуцим (первопроходцам) второй алии. А ведь сионизм был тогда еще только мечтой, идеей и не более того. И большинство еврейских эмигрантов из Российской империи устремлялось в Америку, частично оседая в Западной Европе.

 

Вторая алия 1904 – 1914 годов была не просто следствием черносотенных погромов 1903 – 1906 годов. Эта алия уже направлялась организованным в России палестинофильским движением и еврейским рабочим движением «ха-Халуц» во главе с Давидом Бен-Гурионом и Иосифом Трумпельдором. Уже существовала Всемирная Сионистская организация, созданная в 1897 г. Эта алия уже не только «вкалывала», она возродила разговорный иврит, основала Тель-Авив, создала отряды еврейской самообороны. Но основная масса еврейских эмигрантов по-прежнему стремится из России в Америку, в «голдене медине».

Ко второй алие вплотную примыкает третья алия 1919 – 1923 годов, на этот раз евреи бегут от гражданской войны в России, от страшных погромов петлюровцев, гайдамаков, белогвардейцев. Да и от красноармейцев тоже иногда перепадало. Но вскоре большевики закрыли бывшую Российскую империю на замок на целые 60 лет.

Именно из этих трех ручейков, насчитывавших около сотни тысяч человек, да и из их детей и вышло почти все политическое руководство довоенного Израиля. Но назвать эти три алии «русскоязычными» можно лишь с большой натяжкой. Да, они приехали из Российской империи, но преимущественно из «черты оседлости», то есть, из Польши, Украины, Белоруссии, Литвы, и мало кто из, собственно, России. Они знали русский язык, но их родным языком был идиш. А для их детей родным языком стал иврит.

Напомним хотя бы несколько имен: Элиэзер бен-Иегуда, Зеев Жаботинский, Хаим Нахман Бялик, Давид бен-Гурион, Голда Меир. Это они основывали Государство Израиль. А нынешняя массовая «русскоязычная алия» имеет к ним не больше отношения, чем имеют нынешние гуси к тем своим предкам, которые «Рим спасли».

Были ли еще примеры массовой алии в еврейской истории? Можно вспомнить алию сефардов в конце XV и начале XVI веков после изгнания евреев из Испании и Португалии, когда их не без корысти приютила Османская империя. Тогда возродились еврейские общины Цфата, Тверии, Иерусалима, забила ключом духовная жизнь. Правда, лишь малая часть испанских изгнанников репатриировалась в Эрец-Исраэль. Большая часть сефардов поселилась не в Палестине, а в Турции и на Балканах (в Греции, Болгарии, Сербии), входивших в состав Османской империи. Многие сефарды бежали в Нидерланды, в Северную Германию, в Южную Америку.

Чувствуете аналогию с русскоязычной алией 70-х годов ХХ века, когда за 10 лет в Израиль репатриировалось около 160 тысяч советских евреев?! Это была алия диссидентов и отказников. Решаясь тогда на репатриацию, они сталкивались с унижением, оскорблениями, потерей имущества. Уезжая, они думали, что прощаются с родственниками и друзьями навсегда. На такое решались немногие.
Но плодами их борьбы воспользовались и те евреи, которым надо было просто выскользнуть за «железный занавес», пользуясь запросами от мнимых родственников из Израиля, а затем по дороге избежать переезда на родину предков. Они, пожалуй, не заслуживают уважения. Пословица «Рыба стремится туда, где глубже, а человек туда, где лучше» отражает всего лишь уподобление человека рыбе.

Абсорбция небольшой русскоязычной алии 70-х для трехмиллионного Израиля не потребовала большого напряжения. Это ведь не миллионная алия из стран Ближнего Востока и Северной Африки в первые годы существования Израиля! У алии 70-х была высокая мотивация к растворению среди израильского общества, она практически целиком состояла из галахических евреев. Многие еще помнили идиш, многие учили иврит до отъезда. Так что олимы 70-х попали туда, куда стремились попасть.

Их с энтузиазмом встретили, обеспечили социальным жильем, а высокий образовательный уровень позволил быстро найти работу. Эта алия не составила конкуренцию местному населению и потому не вызвала противодействия на бытовом уровне. Представители этой алии и их дети растворились в израильском обществе и сами стали его частью. Нынешняя политическая русскоязычная элита Израиля во многом состоит из представителей именно этой алии.

Большая алия 90-х началась примерно с 1988 г., но ее пик пришелся на 1990 – 1992 годы. К этой алие никто не оказался готов: ни Израиль, ни сами олимы. Да и кто мог ожидать подобное развитие событий? Хотели, ждали, но чтобы так стремительно!? Кто мог себе представить развал такой супердержавы, как СССР? Действительно, окажись Андропов здоровым человеком, окажись Горбачев более мудрым и дальновидным, появись в КПСС политик типа Дэн Сяо-Пина, и ХХ век закончился бы иначе. Но все случилось так, как случилось.

Основная масса алии первой половины 90-х не просто репатриировалась в Израиль, она бежала из разваливающегося Советского Союза. На волне запущенной Горбачевым гласности появился голос черносотенного антисемитизма. За этим голосом еще не было реальной силы, но звук был громкий, и запах шел не из приятных. Обрусевшее еврейское население почувствовало что-то похожее на предпогромную обстановку царской России. Стало понятно, что лучше удрать, пока не станет поздно. Конечно, если появлялся выбор, то предпочитали США, Канаду, Австралию и что-либо подобное, но для этого нужна была хоть какая-то формальная зацепка. А липовые запросы из Израиля шли как будто с конвейера.

Стремление приехать именно в еврейское государство присутствовало разве что у дедушек и бабушек. Но и их потомкам осточертел российский антисемитизм, не случайно перед репатриацией рушились многие смешанные семьи. Проще было евреям Молдавии, Черновицкой области и оставшимся в живых евреям Прибалтики и захваченных польских земель. Они попали под власть большевиков на 25 лет позже остальных советских евреев, они еще не успели избавиться от еврейского самосознания. А в общинах грузинских, бухарских и горских евреев иудаизм располагал еще сильным влиянием. Алия первой половины 90-х была еще еврейской алией.

Но этот бурный поток постепенно превращался в тихую мелеющую речку, и со второй половины 90-х всё для большего числа выезжающих это уже была не алия, а эмиграция. Я был председателем еврейской общины областного центра Кирова (бывшей Вятки), контактировал с московской еврейской организацией и «Сохнутом». Из 35 семей моей родни (82 человека) в Израиль репатриировалась (в основном, в начале 90-х) половина, в другие страны эмигрировала четверть и еще четверть осталась. Так что я знаю всю эту кухню отъезда и мотивов этого отъезда.

Основная причина эмиграции евреев из СНГ со второй половины 90-х была экономическая, не случайно ее прозвали «колбасной алией». (Только жаль, что эту кличку распространяют на всю Большую алию.) К слову, одесские евреи произносили слово СНГ так: «эссен г». Эмиграция второй половины 90-х была сильно разбавлена нееврейскими женами и мужьями, их родителями и ассимилировавшимися в России детьми. Помните афоризм тех времен — «еврейская жена как средство перемещения»? А сколько было фальшивых документов, подтверждающих еврейство! Все эти родственники к евреям вообще и, тем более, к еврейскому государству никакой любви не питали. Так что эту волну эмиграции нельзя причислять к Большой алие.

Сотрудники израильского консульства в Москве и «Сохнута» иллюзий по этому поводу не питали. Когда наша дочь в 1996 г. уезжала по программе «Наале», в консульстве у нее допытывались, подлинная ли у нее метрика. А когда в 1999 г. уже в МВД Израиля нам оформляли теудат-зеуты, чиновник, посмотрев на наши метрики, сказал с удивлением: «Да вас сейчас можно занести в красную книгу!». А ведь всё было легально по закону о возвращении. Мне и сейчас непонятно, зачем надо уподобляться Гитлеру, искавшему еврейскую кровь даже в третьем поколении?

Да и сами евреи в этой волне бывали всякие. Мой знакомый по ульпану, выходец из патриархальной еврейской семьи, даже знавший немного идиш, очень жалел, что его уговорили переехать в Израиль. Там, в Союзе, он был «номенклатурой» среднего ранга, любил со своими выпить, короче, чувствовал себя в своей тарелке. А здесь, в Израиле, он возненавидел всех «пейсатых», израильтян подразделял на евреев и жидов по одному ему известному критерию, при этом жидов ненавидел, а Израиль в целом не любил.

Когда я иногда по вечерам слышу за окном пьяный русский мат или исковерканный русский язык подростков, тусующихся на детской площадке, или читаю о дедовщине в армии, то понимаю, что не сумел, уехав в Израиль, избавиться от всего этого.

Израильская элита надеялась на то, что количество приехавших олимов, не взирая на их качество, позволит хотя бы на какой-то срок отодвинуть решение демографической проблемы. Эта элита предпочла не замечать того, что из СНГ многие готовы бежать куда угодно, даже к ненавистным евреям. Сейчас подсчитано, что примерно 30% Большой алии не являются евреями. Но это 30% по национальности, а сколько процентов по менталитету? В Израиле они почувствовали возможность «качать права» по отношению к стране, которая, в принципе, им ничего не должна, а, напротив, дала возможность хотя бы не начинать с нуля. Но где там! «Ворона, потеряв сыр, обрела свободу слова».

О возникшем сопротивлении со стороны тех израильтян, которые почувствовали во вновь прибывших совершенно реальных конкурентов в борьбе за место под солнцем, можно уже и не говорить. Другого и нельзя было ожидать.

Некоторые надеются, что положение можно хотя бы частично исправить гиюром. Но часть тех, кто проходит гиюр, делает это отнюдь не от чистого сердца. Главная цель – дать возможность себе и своим детям нормально жить в Израиле. Для детей это действительно очень важно, но самого человека слабо приближает к еврейству. Религиозный ритуал можно усвоить быстро, но менталитет меняется очень медленно. История свидетельствует, что для настоящего перехода из одного менталитета в другой требуется не меньше трех-четырех поколений. Как раз примерно столько поколений евреев выросло в Советском Союзе за 70 лет.

К слову, о борьбе «за права человека». Две с половиной тысячи лет евреи отстаивали своё собственное право жить по законам своей веры в любой стране мира. В Израиле бороться за свою веру не нужно, разве что с миссионерами, слишком вольготно чувствующими себя. Зато теперь многие израильтяне борются за права человека. А поскольку права евреев в Израиле не нарушаются, то, следовательно, борьба идет за права неевреев, за права людей иной конфессии, иной сексуальной ориентации. Вопрос на засыпку. На что надеются те евреи, которые борются за чужие права больше, чем за свои собственные? Или они никогда не слышали вещие слова еврейского мудреца I века н.э. Гиллеля: «Если я не за себя, то кто же за меня?». Или они решили следовать только другой части его афоризма «Если я только за себя, то зачем я?».

Есть в Израиле и такие, что считают, что ультраортодоксальный сектор ущемляет их права человека. Это те, кто хотел бы «лезть в чужой монастырь со своим уставом». Они, к сожалению, не мудрее тех религиозных авторитетов, которые своим поведением вынуждают выступать против этого сектора. А ведь история развития иудаизма показывает, что в критические периоды еврейской истории появлялись великие мудрецы, реформировавшие иудаизм таким образом, чтобы он выжил в изменяющейся исторической действительности. Сейчас время больших перемен, и современный иудаизм ждет появления новых Эзры, Йоханана бен-Заккая, Рамбама. Нынешние религиозные авторитеты в иудаизме, к сожалению, далеко не того масштаба.

В заключение несколько слов о так называемой дискриминации русскоязычных олимов при приеме на работу. У меня нет данных социологических исследований (если они вообще существуют в природе), поэтому я провел статистический анализ собственной родни. Из репатриировавшихся в Израиль в возрасте старше 40 лет было 17 человек (40 %), от 20 до 40 лет – 17 человек (еще 40 %), и еще 8 в детском возрасте. Три четверти взрослых – с высшим, одна четверть – со средним специальным образованием. У меня такое впечатление, что наша родня похожа на многие другие еврейские кланы, жившие в Советском Союзе.

Из 18 семей 15 живут в собственных квартирах, большая часть которых уже выплачена. Из 17 человек старшего поколения 15 имели работу до выхода на пенсию (то есть, почти все), правда, лишь 9 из них – официально и по специальности работало только 5. А вот из среднего поколения работают все, и все по специальности, все официально, большая часть устроена вполне успешно. Где же тут дискриминация? Это там, откуда мы приехали, действительно была дискриминация по признаку пятой графы.

Лично мне бросается в глаза, что успешность трудоустройства напрямую зависит не столько от образования, сколько от способностей и от характера человека, от его истинной, а не бумажной квалификации, от его умения приспосабливаться к реалиям. Ну и, в какой-то мере, от везения. Но, с другой стороны, известно, что больше везет тому, кто и сам везет. Особенно, если учесть, что переезд в новую страну всегда сложен.

И нельзя обвинять Израиль в том, что люди предпенсионного возраста, если и находят работу, то часто не по специальности и не в соответствии со своим образованием. Расчет прост: средства, которые надо вложить в процесс предоставления таким людям работы, да еще по специальности, никак не успеют окупить себя. А мы ведь приехали в еврейское общество, где деньги считать умеют.

Но я заметил и другое. Больше других возмущается отношением к русскоязычным тот, кто либо сам немногого стоит как специалист или как человек, либо тот, кому неохота переучиваться. Впрочем, мое замечание – на уровне личных впечатлений. Когда же о дискриминации русскоязычных олимов шумит какой-нибудь политик, то обязательно следует присмотреться: не дешевый ли это популизм и погоня за голосами избирателей с тем, чтобы занять потом теплое местечко в Кнессете или в каком-нибудь учреждении.

Возвращаясь к вопросу об уважении к русскоязычным олимам, я бы сказал так: уважают тех, кто этого достоин. И если те русскоязычные эмигранты, начиная со второй половины 90-х, не заслужили в целом то уважение, на которое они претендуют, то, видимо, сами они в этом и повинны. Жаль только, что многие израильтяне распространяют свою антипатию ко всех русскоязычным олимам без разбора.

Ничего не попишешь, в демократическом обществе лучше должен преуспевать тот, кто добился этого своим трудом и своим умом. А кто не смог по не зависящим от него обстоятельствам, должен довольствоваться тем, что в состояние предоставить ему общество. Это и есть справедливость. А не та «социальная справедливость» палаточников, которые в состоянии месяцами валяться на бульваре Ротшильда, не выходя на работу. Мы уже видели в Советском Союзе эти «комбеды (комитеты бедноты)», разрушившие российское сельское хозяйство и приведшие страну к голоду. Мы уже проходили народную революцию, закончившуюся ГУЛАГом и брежневским застоем.

Впрочем, может быть, у кого-то колокольня повыше и ему виднее, чем мне. Предчувствую, сколько собак будет на меня навешано.

Автор: Иосиф Коган,  Хайфа

Оригинал: Polosa.co.il

Метки:

,
 
Статья прочитана 628 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Существует ли на самом деле «русская» алия?"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il