Жизнь российских журналистов — это черная комедия и мрачная трагедия

«Некоторые истории — смешные, например моя», — так начинается статья журналистки Маши Гессен в The Globe and Mail.

«Меня уволили с должности редактора популярного научного журнала за отказ послать корреспондента на приключение президента Путина на дельтаплане», — поясняет автор.

Гессен рассказывает и другие случаи: например, «видный продюсер был нанят для разработки концепции медиаорганизации и управления ею на условиях анонимности: финансисты знали, что этот человек — умелый профессионал, но знали, что не обойдется без последствий, если станет известно об их связи с оппозиционным журналистом».

Несколько репортеров некой московской газеты отказались публично встречаться с пресс-атташе посольства одной западной державы, продолжает Гессен. «Журналисты боятся прилюдно показаться не в обществе мафиози, коррумпированного чиновника или даже политического активиста, а в обществе того, чья профессиональная обязанность — общаться с прессой», — подчеркивает Гессен. По ее мнению, страхи журналистов оправданны: «один государственный телеканал» вполне мог бы смастерить из этих кадров разоблачительный материал о том, что репортеры или даже их газета — «иностранные агенты».

«Российские СМИ оказались в осаде», — заключает Гессен. По ее мнению, это не возврат к советским методами: в СССР использовалась прямая цензура, а «сегодня орудие контроля — страх». Владельцы СМИ (как и рекламодатели) боятся за другие активы, свое богатство и безопасность, а журналисты и редакторы боятся потерять работу — средства к существованию и возможность профессиональной деятельности, говорится в статье.

На фото: Маша Гессен

Источник: Инопресса

 
Статья прочитана 265 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твиты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Ассоциация русскоязычных журналистов Израиля
E-mail: info@iarj.org.il